04 10
2012

  


Я часто выполняю обязанности судебного эксперта по делам опеки или опекуна по назначению суда. Судебный эксперт по делам опеки назначается судом для исследования обстоятельств жизни детей в случаях развода и вынесения рекомендаций судье в отношении опеки и свиданий с детьми. В моем первом деле такого рода мужчина по имени Кент пытался забрать у Рени право опеки над трехлетней дочерью. Кент сказал мне, что, получив опеку, намерен отдать Трэйси в детский сад. Кент не имел претензий к тому, как Рени выполняла родительские обязанности. Он просто сказал, что хочет, чтобы Трэйси жила с ним, потому что он может заботиться о ней лучше. Более важно, что он предлагал позволить Рени свободное посещение, тогда как Рени ограничивала его контакты с Трэйси. «Таким образом, у Трэйси будут оба родителя», – сказал он.

Кент рассказал мне с возмущением, что Рени обвинила его в жестоком обращении, «но не представила доказательств». Затем он описал Тринадцать эпизодов, когда он физически атаковал Рени, включая толчки, кончавшиеся ее падениями, удары ногами и т. п. Однако он никогда не бил ее кулаками или открытой ладонью… Кент также сообщил мне, что мало участвовал в заботе о Трэйси в первый год ее жизни, и не намного больше в последующие годы. (Большинство жестоких мужчин ведут себя более искусно в судебных прениях, чем это делал Кент. Он был настолько уверен в своем праве, что он не думал, что я могу усмотреть что то негативное в его картине.)

Зачем Кенту понадобилось забрать девочку? Мне пришлось прийти к выводу, что он жаждет власти над Рени и в получении опеки видит способ снова взять карты в свои руки.

К несчастью, мало кто из судей понимает природу проблемы жестоких мужчин. Если он им понравился, они считают обвинения в жестоком обращении преувеличенными.

Мир семейных судов, где происходят юридические сражения за опеку и посещения, – это кошмар в жизни тысяч женщин, подвергшихся жестокому обращению. Женщина, с таким трудом освободившаяся от жестокости, может быть снова брошена в лапы жестокого мужчины, поскольку он законный отец ее детей и решил продолжить свое жестокое обращение, используя судебную систему.

Типичный жестокий мужчина приходит в суд, уверенный, что его «правда» восторжествует. Для него типично врать без смущения. Его внешний вид и поведение не имеют ничего общего с социальным стереотипом домашнего агрессора, и он играет на распространенных мифах и предубеждениях в отношении жестокого обращения. Представьте себе, как Том, описанный в начале главы, появится в суде. Поверит кто нибудь, что он жестоко обращается с женой?