03 10
2012

  


― Я чувствую, что схожу с ума.

– Иногда я могу просто сказать, что это один из тех дней. Не важно, что я делаю, я получу это рано или поздно.

– Внутри он – плюшевый мишка.

– Я никогда не знаю, чего ожидать. Он может наброситься на меня ни с того ни с сего.

– Я бы не назвала его жестоким. Я имею в виду, он может быть очень милым, иногда по несколько недель.

– Я действительно люблю его.


Я провел сотни часов на телефоне, слушая, как партнерши моих клиентов описывают свою жизнь. Моя работа – смотреть на клиентов глазами женщин, использовать свое воображение, чтобы войти в их дом и подышать его воздухом. Принимая ее точку зрения, я начинаю видеть то, что скрыто за внешностью моего клиента.

В то же время я вижу не совсем того мужчину, которого видит женщина. Дело в том, что:

♦ Я не боюсь возражать ему и сомневаться – я ведь нахожусь в помещении, где полно свидетелей, включая моего соведущего. Зачастую я обладаю некоторой властью над мужчиной, поскольку он находится на испытательном сроке и от моего отчета зависит, предстанет ли он перед судом.

♦ Я знаю его приемы. Ему трудно запутать или запугать меня, заставить меня думать плохо о самом себе, поскольку я постоянно указываю на его маневры и мотивы. Жестокость теряет часть силы, если ты знаешь ее оружие.

♦ Мне не нужно жить с этим мужчиной, поэтому у него не так много шансов отомстить мне за противостояние.

♦ Некоторые мужчины в группе, пытающиеся применить на практике концепты коррекционной программы, могут поставить под сомнение слова и поведение этого мужчины. Такой вызов со стороны других жестоких мужчин осложняет ему возможность возложить всю вину на партнершу или на женщин вообще.

Я также многое узнаю о мужчине, наблюдая за его реакцией на дискуссии в группе. Например, он часто выражает неодобрение действиям участников, проявляющих жестокость Не так, как он, поскольку считает все, чего он не стал бы делать, «настоящей» жестокостью, в то же время выражая симпатию и поддержку тем, кто использует Такие же методы или обоснования, как и он, обращаясь ко мне: «А что вы ожидаете от бедного мужчины в подобных обстоятельствах?»

Таким образом, я и женщина, подвергающаяся жестокому обращению, пытаемся создать команду, чтобы помочь друг другу понять действующие схемы и динамики. Я стремлюсь узнать От нее побольше о клиенте и в то же время поделиться С ней своими наблюдениями.

Один из первых уроков, который я получил от женщин: жестокости не понять, если смотреть только на ее взрывы. С той же тщательностью надо рассмотреть периоды Между взрывами. Динамика этих периодов говорит столько же о жестоком обращении, сколько и приступы ярости. Мышление и поведение агрессора в периоды затишья служит причиной его больших взрывов. В этой главе мы проникнем в мозг жестокой личности в разные моменты повседневной жизни, чтобы понять, что служит искрой для жестоких действий.