Социальные сети

04 06
2012

  

Делаю перепост своей публикации от 26-09-2009 14:49 в сообществе «КАЗАКИ РОССИИ»
http://my.mail.ru/community/volga_kazaki/22C6F5E720A4E42E.html
http://my.mail.ru/community/volga_kazaki/4999A9F50DB686D5.html

В связи с тем, что на выложенных мною прежде фотостраницах журнала «Нива» 20, 1916 года, где был опубликован очерк "Дневник военных действий К.Шумского", о совсем забытом в современности успешном рейде в Месопотамию в период Первой Мировой войны, текст оказался мелким и неудобочитаемым, я по просьбе прокомментировавших выкладываю современную транскрипцию этой статьи о совсем забытой славной странице истории русского оружия и казачества в частности. Без публикации этой статьи, выложенные мною прежде фото из семейного архива утрачивают свой смысл.

Дневник военных действий К.Шумского

Удар по немцам

1-го мая произошло событие, которое без преувеличения можно назвать «историческим»: впервые за 200 лет наших войн с Турцией наши войска вступили на территорию Месопотамии. Краткое лаконичное сообщение по этому поводу говорит, что «на Моссульском направлении наши войска заняли в Месопотамии район Ревандуза».

Эта операция является во всех отношениях замечательной, - и в отношении грандиозности и размаха, с которым был задуман этот удар на далеком расстоянии, за 500 верст от кавказской границы, и в смысле смелости и решительности., и в смысле важности удара и наконец, в отношении того, несомненно, громадного успеха, который произвело это неожиданное появление русских штыков в Месопотамии на Турцию и центральные империи. Настолько наступление наших войск в Месопотамию было неожиданно, видно из того, что еще в конце апреля не было никаких признаков этой необыкновенной операции. В то время, как известно, в Месопотамии капитулировали английские войска генерала Таусенда, вынужденные к этому тяжелому акту исключительно голодовкой и недостатком боевых припасов.

Казалось, что торжество турок в Месопотамии не подлежит сомнению, и для немцев, для которых плодороднейшая Месопотамия важнее всех других турецких областей, эта случайная турецкая победа имела особенно большое значение. Немцы могли опять равнодушно относиться к событиям на азиатском театре, ибо Эрзерум и Трапезунд их сравнительно мало трогали, а для них имела существенное значение лишь Месопотамия со своим избытком хлеба, достаточным для прокормления по крайней мере 30 миллионов населения (между тем в Месопотамии лишь 1,5 миллиона).

Однако, хотя с внешней стороны ничто не обнаруживало зарождающейся «Багдадской операции», на самом деле в момент капитуляции генерала Таусенда эта операция была в полном развитии. Как известно, наши войска, открыв активные действия в конце минувшего года против турок, повели вначале наступление на Эрзерум и отдельным корпусом – в Приморском направлении на Трапезунд. В Персию же, через которую проходят удобнейшие пути в Месопотамию, был двинут лишь экспедиционный отряд, который, как казалось, имел целью лишь изгнание из Персии немецких агентов, усмирение восставших отрядов кочевых персидских племен – вообще лишь карательные меры.

Эти данные не давали никаких оснований предполагать, что с нашей стороны готовится серьезное движение в Месопотамию, тем более, что такая операция казалась слишком грандиозной и смелой, вследствие того, что Месопотамия находилась более чем в 500 верстах от кавказской границы,т.-е. такая операция должна была быть сопряжена с весьма большим удалением от базы.

По видимому, в начале действительно наши войска занялись восстановлением порядка в Персии, но затем, после падения Эрзерума и Трапезунда, туда, очевидно, были двинуты отряды более крупной силы, и перед турками, которые сосредоточили все свое внимание на Эрзерумском и Трапезундском направлениях, совершенно неожиданно выросло серьезное наступление наших войск к Багдаду и Моссулу.

Обращаясь к общей стратегической обстановке в момент начала Багдадской операции, мы можем видеть, что идея Багдадской операции могла возникнуть после падения Эрзерума и Трапезунда. Вполне естественно, что с занятием обоих этих пунктов, дальнейшее наступление от Эрзерума и от Трапезунда не представляло уже особенных выгод, так как пункты такого же значения, как Эрзерум и Трапезунд, уже находились от наших войск на расстоянии многих сотен, если не тысяч верст. При наступлении от Эрзерума ближайшим значительным пунктом являлся Эрзинджан, а при наступлении от Трапезунда таким же значительным пунктомявлялся отдаленный Самсун на берегу Черного моря. Эрзинджан был штаб-квартирой третьей турецкой армии и имел некоторое административное и политическое значение. Однако во всяком случае его было много меньше, чем значение Эрзерума.

Что же касается Самсуна на берегу Черного моря, то не говоря уже, что Самсун был очень далек от Трапезунда, его значение было много раз ниже значения Трапезунда.

При таких условиях дальнейшее наше наступление от Эрзерума и Трапезунда, хотя и было бы сопряжено с потерей турками новых районов, но уже не наносило бы туркам таких чувствительных ударов, какие они испытали за последние несколько месяцев от наших кавказских войск. Вследствие этого и надлежало считать, что военные и политические задачи, преследуемые нашим наступлением в Эрзерумском и Трапезундском направлениях, уже покончены в главном.

Необходимо еще отметить, что вообще задачи, преследуемые на второстепенных фронтах, заключаются в том, чтобы нанести противнику такой чувствительный удар на этих фронтах, чтобы он был вынужден отвлечь свои силы и внимание от главных фронтов войны. Тогда это облегчит задачи на главном фронте. Очевидно, эта важнейшая цель на второстепенном кавказско-персидском фронте уже не могла быть достигнута ни наступлением от Эрзерума, ни наступлением от Трапезунда. Для того, чтобы отвлечь силы противника от главных фронтов в Европе, необходимо было нанести такой удар на кавказско-персидском фронте, чтобы его почувствовали не только турки, но и немцы. Так как для последних важнейшее значение из всех турецких областей имеет Месопотамия со своим хлебом и как район строящейся Багдадской дороги, то ясно, что после занятия Эрзерума и Трапезунда Месопотамия являлась тем районом, куда должны были быть направлены удары наших войск для того, чтобы их почувствовали не только турки, но и немцы.

При таких общих стратегических условиях и получила свое неожиданно быстрое развитие Месопотамская операция. Из сообщений по этому поводу видно, что наши войска заняли сначала город Касри-Ширин, в расстоянии одного перехода от границы Месопотамии на Багдадском направлении. Затем, в то время, когда естественно ожидалась дальнейшее развитие нашего наступления на Багдадском направлении, краткое сообщение принесло новое интересное известие о занятии нашими войсками района Ревандуза 1-го мая. Этот город уже находится по ту сторону границы, т.-е. в пределах Месопотамии и притом не на Багдадском направлении, а в направлении на Моссул.

Таким образом оказалось, что наше наступление в Месопотамию ведется двумя отдельными колоннами, из которых одна уже проникла в северную часть Месопотамии в Моссульском направлении, наступая, очевидно, из района озера Урмии (на этот район всегда заявляли претензии турки и держали там свои войска), т.-е. примерно от Тавриза. Другая же колонна, наступавшая в Багдадском направлении, двигалась по важнейшему персидскому торговому тракту, ведущему от Тегерана через город Касри-Ширин на Ханикин, Багдад и далее к Персидскому заливу.

Из этого можно видеть, что в общем на кавказско-персидском фронте действует целая серия отрядов, а именно – Приморский отряд у Трапезунда, Эрзерумская группа у Мамахатуна, отряд занявший Битлис и Муш, - в Диарбекирском направлении и в направлении на Месопотамию через Сеэрт, затем Моссульский отряд, наступающий из Касри-Ширина на Багдад. Всего, следовательно, на фронте от Черного моря до Персидского залива действует около пяти отдельных групп наших войск.

В то же время в южной части Месопотамии, недалеко от Кут-эль-Амары, под общим начальством генерала Эльмерса находятся два отряда английских войск: отряд генерала Горинджа на левом берегу Тигра и отряд генерала Кери на правом берегу Тигра.

Сводя вышеизложенное, мы видим, что в отдельности в Месопотамии двигаются против турок два наших отряда – на Моссул и на Багдад, а в южной Месопотамии у Кут-эль-Амары находится английская группа войск генерала Эльмерса. Между тем турки, полагавшие, что у нас в Персии, т.-е. на Месопотамском направлении, действует лишь карательный отряд, и встревоженные в то же время падением Эрзерума и Трапезунда, выслали все имеющиеся у них в распоряжении силы в Эрзерумском и Трапезундском направлениях. Возможно, что туда даже были двинуты некоторые силы из Месопотамии, где действует шестая турецкая армия в составе не менее двух корпусов: 12-го со штаб-квартирой в Моссуле и 18-го со штаб-квартирой в Багдаде.

В силу этого, Месопотамское направление оказалось линией наименьшего сопротивления, ибо, как мы видим, турецкие подкрепления рванулись не туда, где их ожидал удар, не в Месопотамию, а в Эрзерумском и Трапезундском направлениях. Этим и объясняются наступательные попытки турок в Эрзерумском направлении (у Мамахатума), отбиваемые непрерывно нашими войсками, и вполне естественно, что, раз наиболее серьезная операция ведется в Месопотамском направлении, то в Эрзерумском и Трапезундском районах поддерживается лишь активная оборона, так как двух крупных операций одновременно вести нельзя, по элементарным правилам стратегии.

В результате сложилось крайне интересное положение, когда турки всей массой пытаются угрожать непосредственно кавказскому фронту, пытаясь наступать в Эрзерумском направлении, в то время как наши войска намечают серьезные задачи в Месопотамии, т.-е. на другом конце кавказско-персидского фронта. Следовательно, обе стороны стремятся наступать друг против друга, но в разных направлениях и на разных концах фронта, и ясно, что та сторона, которая будет вести наступление более энергично, более настойчиво, вынудит другую сторону бросить свое наступление и бросится на защиту угрожаемого района.

Из того, что наступление турок непрерывно отбивается в Эрзерумском направлении, а наше наступление непрерывно и успешно продолжается на Месопотамском направлении, можно предположить, что турки окажутся той стороной, которая вынуждена будет бросить свое наступление в Эрзерумском направлении и поспешить на защиту Месопотамии. Сверх того, это можно усмотреть также из той важности, которую немцы приписывают району Месопотамии, почему они, естественно, попытаются принять все меры к сохранению существенной для них области. Наконец, это можно усмотреть также и из того, что перед нашими войсками, спустившимися уже в Райскую долину, нет никаких естественных препятствий, тогда как перед турецкими войсками, наступающими в район Эрзерума, высится грозный горный хребет, крайне трудно проходимый и вдобавок усиленный эрзерумскими фортами и батареями.

Таким образом можно не сомневаться, что дальнейшее развитие нашей новой Месопотамской операции представит собою выдающийся интерес, и мы действительно увидим, что наши удары, наносимые за тысячи верст от главных европейских фронтов, неминуемо ощутятся весьма остро в Берлине, вследствие этого, отразятся и у Вердена, и у Риги, и у Салоник.


На этом коллективном фото, сделанном перед этим рейдом в Месопотамию (на память родным и близким в случае гибели на поле боя), первый справа мой дед Криковцев Петр Семенович.
Фото сделано в фотоателье "Светъ" М.П. Оганянца в городе Мерв (ныне город Мары в Туркмении).

Логика подсказывает, что таких фото было отпечатано минимум шесть штук, по числу участников на этой фотографии. Может быть у кого-то сохранились еще такие фото? Или кто-то (вдруг!) опознает на этом фото своего деда или прадеда? Какие же они еще молодые на этом фото! Совсем еще мальчишки. Они еще не догадываются, что вскоре им придется воевать в гражданской войне в России...


В качестве преемственности поколений я размещаю здесь свое фото с товарищами-сослуживцами, донскими казаками, в 1986 году (я второй слева), сделанное спустя 70 лет весьма не простой истории России.

Мне, например, очень больно было в детстве читать рассказ Михаила Шолохова "Родинка"…
http://briefly.ru/sholohov/rodinka/