07 10
2012

  


Я начал заниматься индивидуальными и групповыми консультациями мужчин в 1987 году, в рамках коррекционной программы Emerge – первой в США организации, предлагающей помощь мужчинам, жестоко обращающимся с женщинами. Около 5 последующих лет моими клиентами почти исключительно были те, кто добровольно пришли в Emerge. Как правило, они находились под большим давлением своих партнерш, либо грозивших разрывом с ними, либо уже сделавшим это. Во многих случаях женщины обратились в суд с просьбой юридического запрета мужчине появляться в доме и даже держаться на определенном расстоянии от женщины. Основным мотивом моих клиентов была надежда сохранить отношения. Практически все они чувствовали вину или дискомфорт от своего поведения, но одновременно были абсолютно уверены в обоснованности своего поведения, поэтому чувство их раскаяния само по себе не было достаточно сильно для того, чтобы заставить их придерживаться моей программы. Мои клиенты использовали в гораздо большей степени словесные оскорбления и эмоциональную жестокость, нежели физическое насилие, хотя большинство из них прибегали и к физическим угрозам или воздействию.

В 1990 е годы юридическая система стала чаще реагировать на бытовое насилие, и в результате поток клиентов, направленных к нам судом, заметно усилился. Новые клиенты часто имели куда большую, чем первые, склонность к физическому насилию, иногда с применением оружия. Однако мы видели, что во всем остальном они мало отличались от прежних: их восприятие собственных действий и оправдания, как правило, были те же самые. Не менее важно то, что их партнерши по большей части так же описывали несчастья собственной жизни, как и женщины, подвергавшиеся психологической жестокости. Это показало нам, что различные формы жестокости одинаково разрушительны для женщин.

Я и мои коллеги всегда беседовали с женщинами, подвергшимися жестокому обращению наших клиентов, были они по прежнему вместе или нет. (И если у него была новая партнерша, мы говорили и с ней, отчасти благодаря чему мы узнали, что жестокие мужчины сохраняют схемы своего поведения в отношениях с разными женщинами.) Рассказы женщин позволили узнать, что жестокие мужчины представляют свои истории с искажением, минимизацией и непризнанием своего поведения, так что у нас нет иной возможности получить точную картину отношений, кроме как выслушать женщин, подвергшихся жестокому обращению.