Социальные сети

07 10
2012

  


Среди мужчин множество замечательных людей, но есть и горстка величайших манипуляторов. Как то одна из участниц, Динна, подошла ко мне перед семинаром. Она объяснила, что ее бывший партнер Брэд позвонил ей и сказал, что он тоже придет на семинар. Она же объявила ему, что, если он появится, она уйдет с семинара. Однако он пообещал не беспокоить ее и не поднимать вопрос об их отношениях. Он пришел с новой подругой, что помогло снять напряжение Динны.

Я поговорил с Брэдом в начале семинара, не упоминая Динны, и он показался обаятельным, добрым и – ну, что сказать? – чувствительным. Однако через несколько часов я обнаружил, что он разговаривает с другими людьми о Динне, заставляя их возмущаться тем, как она «сбежала» от их нерешенных проблем. В конце концов он спровоцировал унижающую Динну сцену на тему их прошлых отношений. Я объявил перерыв и отозвал Брэда в сторону. Я сказал ему, что, насколько я понимал, он обещал не касаться этой темы, и теперь мне становится ясно, что он приехал с явным намерением сделать именно то, чего обещал не делать. Я сказал, что рассматриваю действия подобного типа как жестокое обращение, тем более что они направлены на бывшую партнершу.

Слова «жестокое обращение» для жестокого мужчины – как искра в пороховом погребе: стоит назвать своими словами непроизносимый секрет, он теряет контроль. Брэд начал кричать, выкатив на меня глаза, будто я делаю из мухи слона, и принял позу жертвы со словами: «Я Умоляю вас прекратить это». Затем наступила самая важная часть: он сказал, визгливо подвывая: «Я поднял руку на нее раз в жизни, много лет назад – слегка оттолкнул ее вот Так, – он резко толкнул меня плечом, – после того, как она назвала мою мать больной».

Ну, и почему Брэд отрицал историю своих нападений, когда я ничего не говорил о насилии? Мысль о том, что он способен на физическую жестокость, до этого не приходила мне в голову, но она пришла в этот момент. Все признаки были налицо: издевательство на Динной, а затем утверждение, что это все для ее собственного блага; ощущение себя вправе игнорировать важную договоренность; обвинение своей предыдущей девушки в своем нападении на нее и минимизация этой атаки – сила, с которой он меня толкнул, перепугала бы большинство женщин. Теперь я усомнился, что описанный им агрессивный инцидент был единственным.

На этом я попросил Брэда покинуть нас. Затем мне пришлось погасить мини бунт некоторых участников семинара, которые не могли поверить, что я выгнал этого учтивого, чувствительного мужчину – он даже Плакал! Как он мог быть жестоким!

Этот тип жестокого «учтивого мужчины», как правило, очень эгоцентричен и требователен к эмоциональной заботе о нем. Возможно, у него не бывает припадков из за запоздавшего обеда, зато он взрывается из за того, что его партнерша не удосужилась тем или иным образом пожертвовать своими нуждами или интересами, чтобы поддержать его в удовлетворенном состоянии. Он играет на своей ранимости, чтобы отвлечь внимание от тех следов разрушения, которые он за собой оставляет.


Поведение Мистера Сверхчувствительность определяют такие жизненные позиции:

♦ Я против брутальных мужчин, поэтому я не могу быть жестоким.

♦ Покуда я использую много «психоболтовни», никто не поверит, что я плохо с тобой обращаюсь.

♦ Я могу контролировать тебя, анализируя, как работает твой разум и твои эмоции и каковы твои проблемы детства. Я могу влезть тебе в голову, хочешь ты этого или нет.

♦ В мире нет ничего более важного, чем мои чувства.

♦ Женщины должны быть благодарны мне за то, что я не такой, как остальные мужчины.