06 10
2012

  


Этот считает себя безоговорочным авторитетом по всем вопросам. Возможно, вы называете его «Мистер Всегда Прав». Он говорит уверенно, отметая ваше мнение как назойливую мошку. Кажется, мир для него – большой класс, он учитель, а вы его студентка. Он не видит ценности в ваших мыслях и понимании вещей, поэтому старается опустошить вашу голову и заполнить ее сокровищами Своих мыслей. Если в какой нибудь из моих групп жестоких мужчин есть Мистер Авторитет, он говорит о своей партнерше так, будто она находится в опасности из за своего идиотизма и ее необходимо спасти от самой себя. Авторитету трудно говорить с партнершей – или о ней – без оттенка снисходительности в голосе. И в моменты конфликта его высокомерие становится еще ужасней.

Мистер Авторитет использует свое превосходство как удобный способ получить то, что он хочет. Спор с партнершей он превращает в столкновение Правильного и Неправильного или Интеллекта и Глупости. Он высмеивает и дискредитирует ее точку зрения и, таким образом, избавляется от необходимости считаться с ней. Вот запись беседы, которая произошла между мной и одним Мистером Авторитетом.


Бэнкрофт: Пэт, хотите ли вы сообщить о каких либо проявлениях жестокости за последнюю неделю?

Пэт: Ну, я один раз накричал на Гвен и назвал ее «стервой». Мы спорили о деньгах, как обычно.

Бэнкрофт: Какова была позиция Гвен в споре?

Пэт: Она думает, что деньги растут на деревьях.

Бэнкрофт: Гвен сказала, что деньги растут на деревьях?

Пэт: Нет, конечно, не так прямо. Но именно так она поступает.

Бэнкрофт: Попробуем еще раз. Что именно она сказала?

Пэт: Она считает, что у нас хватит денег купить обоим детям новую одежду. Но мы купили новые вещи для них всего несколько недель назад. И у нас сейчас нет денег на счету.

Бэнкрофт: Гвен согласна, что последний поход за покупками был всего несколько недель назад?

Пэт: Нет, она говорит, что это было в начале лета. Чушь! Я то помню, что это было чуть не в августе.

Бэнкрофт: Значит, ее воспоминания отличаются от ваших. Она сказала, почему думает, что это было раньше?

Пэт: Нет, конечно, она… Ну, может, она сказала что то о том, что помнит, как оплачивала кредиткой эту одежду, когда дети были в школе. Но она ошибается.

Бэнкрофт: Так, а еще вы сказали, что денег просто нет. Гвен, очевидно, думает по другому. Откуда, по ее мнению, должны появиться деньги?

Пэт: Я же сказал, она хочет, чтобы я был волшебником, который их просто наколдует.

Бэнкрофт: Но она должна была сказать об этом. Что она сказала?

Пэт: Ох, я не знаю… она сказала, что нам нужно продать машину и купить драндулет, который в конце концов обойдется нам дороже в долгосрочной перспективе, плюс я не хочу об этом слышать.

Бэнкрофт: Какая сейчас у вас машина?

Пэт: «Сааб».

Бэнкрофт: Позвольте, я угадаю. Она бы хотела сменить «Сааб» на машину с более низкими ежемесячными отчислениями, более дешевыми запчастями, реже требующую ремонта.

Пэт: Ну, да, я ж говорю – драндулет.


В этом диалоге Пэт наглядно продемонстрировал, что всякий раз, когда Гвен пытается постоять за себя или высказать свою точку зрения, он выворачивает ее высказывания так, чтобы они звучали абсурдно. Заметьте, как я вытягивал из него, каким на самом деле было мнение Гвен.