03 06
2012

  

Он любил Её, Она никогда бы не смогла полюбить Его. В институте они
учились в одном потоке, и Он всегда приходил на скучнейшие лекции,
только потому, что Она должна была там быть. Она ничего не делала для
него, по большому счету Она Его знала, могла позвонить вечером, чтобы
поболтать, когда было скучно, но никогда не замечала, даже не считала
поклонником, словом, Он просто существовал… После института Он
поддерживал отношения, звонил, поздравлял с праздниками, а Она не знала
когда у Него день рождения. Он слышал, что у неё есть мужчина, что он
старше и возможно женат, но не уставал надеяться, что когда-нибудь… А
что, в общем «когда-нибудь»? В то, что Она бросится Ему на шею с
признаниями в любви, Он не верил.
Он только, что проводил очередную
свою подружку. В отличие от Нее, остальные девушки видели в Нём
симпатичного, небедного при этом умного и щедрого парня и ценили Его, а
некоторые даже добивались взаимности. А Он любил Её. Проводив свою
girlfriend, Он посмотрел на часы – полдесятого. Сумасшедшая мысль – Он
решил поехать к Ней и все рассказать. Он подумал, что, если не сделает
этого сейчас, то не сделает уже никогда.
Она открыла встревоженная и
заплаканная, на лице при виде Его отразилось бесконечное отчаяние. но
Он не прочитал в Её глазах, не увидел этой неоновой вывески, которая
гласила: «не ОН», зато заметил на кухонном столе выпитую на половину
бутылку армянского коньяка.
- Что у тебя случилось?
- Как ты здесь оказался?
- Я просто был недалеко в гостях и решил заехать.
Он понял, что Она Ему не верит и одновременно обрадовался, значит, не пьяна, значит, поймет о чём Он будет говорить.
- Понятно… Проходи… У меня… собака умерла.
- У тебя же не было собаки…
- И больше не будет.
Откуда Он мог знать, что два часа назад телефонный разговор чуть не оборвал Её жизнь.
- А мне говорили, что ты уж скоро замуж выйдешь за этого своего… Как его…
Он не заметил, как на дне Её глаз от боли сжались зрачки.
- Врали… Люди слишком много говорят… лжи… Коньяк будешь?
- Нет, я за рулем… А ты знаешь…
Он
не успел закончить фразу, которую репетировал многие месяцы: бокал
вырвался из Её дрожащих рук, разбился на множество осколков, как и вся
Её жизнь, Она тихо-тихо заплакала.
- Ну что ты? Это просто бокал, а собаку новую купим маленького щеночка, какого ты хочешь?
И
замолчал… Как это было неосторожно сказано: «купим»! Но, казалось, Она
не заметила, Она вообще редко замечала, что Он говорит. Но тут:
- Слушай, ты же любишь меня? Да? Не как сестру, не как подругу, а как меня?
- Да… Я…
-
Не говори ничего. Я знаю, что любишь… Женись на мне. Я буду хорошей
женой, я буду готовить тебе ужин, ты будешь играть с нашим сыном…
Очнулся
Он только через три месяца, проснувшись рядом с Ней на утро после Их
свадьбы в Их квартире, в Их кровати, тогда Он подумал, что бесконечно
счастлив, но так и не понял, почему же Она так поступила. И решил
успокоить себя мыслью, что Она на самом деле всегда любила Его, просто
скрывала это, ведь Он тоже ничего не говорил, а Она умнее – поняла это
или почувствовала, а Он - нет... Именно такой мыслью Он будет утешаться
всю жизнь, оправдывая исполнение своего, возможно все же, не
самого-самого желания.
А ведь так никто из гостей не понял, что за
мужчина лет тридцати приехал в ЗАГС и весь процесс бракосочетания стоял у
стены, не сводя глаз с такой казавшейся радостной и такой красивой
невесты.