03 10
2012

  


Мне очень часто задают два вопроса: 1) искренен ли агрессор, выражая раскаяние, и 2) означает ли искреннее сожаление о содеянном, что вероятность повторения жестоких поступков меньше?


ВОПРОС 10: ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ОН СОЖАЛЕЕТ?

Хорошая новость: его раскаяние часто бывает искренним. Плохая: это редко помогает. В мозгу жестокого мужчины одновременно действуют множество противоречивых психологических установок и убеждений. Вот примеры типичных противоречий:


― Женщины – хрупкие существа и нуждаются в защите, Но их надо запугивать время от времени, чтобы они не отбились от рук.

– У нас равное право высказываться, Но принимаю решение я.

– Я чувствую себя ужасно, поступив с ней плохо, Но я не должен испытывать сожалений в личных отношениях, чего бы я ни делал.

– Я не должен повышать голос, Но я должен ее контролировать, а для этого мне иногда приходится повышать голос.

– Бить женщин нехорошо, Но иногда у мужчины нет выбора.


Когда мужчина испытывает сожаление за свое жестокое поведение, раскаяние вступает в противоречие с его позицией правомочия. В его голове звучит нечто вроде:


Мне так неудобно за то, что я послал ее, тем более при детях. Я сорвался, а я хочу, чтобы моя семья всегда видела во мне сильного и ответственного человека. Этот срыв бьет по моей самооценке. Но она назвала меня «безответственным»! Теперь дети будут думать, что я плохой, а причина в ней. Если они станут на ее сторону, я объясню им, почему я взбесился. Она заставила меня выглядеть по настоящему плохим. Да пошла она…


Проанализируем этот текст. Во первых, вне поля зрения остаются переживания оскорбленной жены. Мужчина терзается оттого, что: 1) он повредил своему образу в глазах других людей; 2) нанес удар по собственному чувству того, каким бы ему хотелось быть; 3) чувствует, что должен контролировать жену, не прибегая к жестокости. От этих мыслей он сползает к обвинению жены в том, что он взорвался. Он считает себя вправе так поступить и таким образом избавляется от чувства вины. В конце концов вина за все перекладывается на жену, в том числе и за то впечатление, которое Он произвел на детей. Раскаяние поблекло.

При первых инцидентах жестокого обращения эмоции мужчины могут выглядеть драматически: у меня были клиенты, которые плакали, молили своих женщин о прощении и говорили: «Ты заслуживаешь намного большего, я не знаю, что ты делаешь с таким подонком, как я». Может создаться впечатление, что раскаяние идет от самого сердца, особенно если вы не видели его таким расстроенным раньше. Но включаются механизмы самооправдания, и через день два чувства вины как не бывало. Женщина переживает инцидент гораздо дольше, и очень скоро партнер может высказать ей: «Все Еще не забыла? Не зацикливайся на этом, черт возьми! Давай забудем и будем двигаться дальше». Его отношение к ситуации: «Я с этим покончил, так почему она этого не сделала?»